Неучастие Израиля в западных кампаниях давления на Россию обеспечило условия для роста взаимного товарооборота, темпы которого в последнее время измеряются двузначными величинами, и превратило еврейское государство с его передовыми технологиями в важного партнера по импортозамещению, говорят опрошенные РИА Новости эксперты.

Израиль остался в стороне от антироссийских санкций и, в отличие от большинства стран Запада, не попал под ответные меры, которые были введены ровно четыре года назад и сохраняются до сих пор в виде эмбарго на закупки сельскохозяйственной продукции и продовольственных товаров.

"По Израилю контрсанкции не ударили, а, наоборот, помогли. Когда мы запустили в России импортозамещение, то, естественно, очень востребованы оказались израильские технологии в сельском хозяйстве и других отраслях. Израильтяне охотно к нам поехали и стали помогать в реализации проектов", — сказал советник по торгово-экономическим вопросам посольства РФ Эдуард Вертьянов.

Товарооборот двух стран увеличился более чем на 14% в 2017 году, за первые четыре месяца нынешнего рост составил более 21%, причем основной статьей экспорта в РФ остаются продовольственные товары и сельхозсырье. В числе флагманских проектов сотрудничества стороны выделяют программу модернизации молочного производства по всей России с применением израильских технологий.

"К сельскому хозяйству есть большой интерес, потому что сегодня Россия пытается создать собственную современную инфраструктуру, а не просто закупает готовую продукцию. Израильтяне это любят. Они не ищут только возможности продать, а с удовольствием приезжают, учат, помогают сделать так, чтобы их контрагенты стали более самостоятельны в этом плане", — говорит руководитель недавно воссозданной Торгово-промышленной палаты "Израиль-Россия" адвокат Анна Моше.

Собеседники агентства признают фактор угрозы "вторичных санкций", когда израильские компании проявляют осторожность в сотрудничестве с Россией, чтобы не осложнять отношения с третьими странами. Но с этой проблемой, которая особенно часто возникает при взаимодействии с банками, стороны научились справляться, говорят они. "Мы можем прийти к израильскому банку, а тот затребует в три раза больше за свои услуги из-за того, что речь идет о сделке с участием компании из России. Мы это видим все время, но умеем это обходить. Иногда через российские банки, кстати, иногда по-другому. Это не является непреодолимым препятствием", — сказала Моше.

"Действительно, была рекомендация Банка Израиля другим банкам учитывать санкционный аспект. Был период, когда израильские банки не кредитовали израильские компании, но все это технически уже давно обошли, и работа идет", — подтверждает Вертьянов.

По его словам, израильтяне сейчас охотно кредитуются в России под целевые программы, связанные с высокими технологиями и сельским хозяйством. "Тут наше правительство дает хорошие субсидии. Кредит получить в топовом российском банке, Россельхоз, Сбере или ВЭБе, гораздо проще под 1-3%. Израильтяне совместно с российскими партнерами охотно идут туда кредитоваться, да это и дешевле получается", — говорит он.

В развитие темы "вторичных санкций" глава ТПП "Израиль-Россия" признала, что не знает о сделках с участием израильских компаний, которые были бы реализованы в Крыму. "Там разговоры могут быть, вопросы, но я не видела реализации… Если и есть, то они, может быть, они под радаром проходят или оформляются как другие сделки. Знаете, кто-то купил, а затем сам переправил в Крым", — сказал Моше.

В 2014 году радужные надежды многих израильских производителей занять освободившиеся в России рыночные ниши разбились об экономический кризис, от которого двусторонний товарооборот оправляется до сих пор, а падение рубля обернулось крупными убытками для не готовых к такому повороту экспортеров. Сейчас все иначе, рассказывает собеседница агентства. "Во-первых, стараются иметь дело с проверенными партнерами. Во-вторых, стараются оговорить в контракте ситуации падения рубля, потому что без этого невозможно. Есть страховка валютных рисков, есть предоплата. Варианты можно найти. Так что это не самая большая проблема", — говорит она.

dairynews.ru